Бесплатная доска справок о товарах и услугах в области строительства, ремонта с расширенным поиском и возможностью добавить объявление.

Бесплатная доска справок о товарах и услугах в области строительства, ремонта предлагает
вам бесплатно разместить объявление в интересующем вас разделе!

Copyright © 2008-2014 Бесплатная доска справок о товарах и услугах в области строительства, ремонта , версия 1.0


Бесплатная доска справок о товарах и услугах в области строительства, ремонта

Винецианская штукатурка

Добавлено17-07-2008 16:35:43
Опубликовано17-07-2008 17:35:43
 
ГородМосква
 
Заголовок
Винецианская штукатурка
Текст объявления
Декоративные отделки из Италии: венецианская штукатурка, "марсельский воск", "лувр", "короед", мармарино, отточенто, обои. Комплексные работы по декорированию коттеджей 8 067 500 88 17
 
Телефоны8 067 500 88 17
Почтовый адрескиев
 
Имя контактного лицавладислав
 
Рубрика(и)Строительство, ремонт
Тема: Винецианская штукатурка
шегося до конца играть свою роль.

Поэтому, прежде чем думать о собственной безопасности, он решил помочь

ему уйти. Поддельный Пиччинино, настоящее имя которого было Массари, по

прозванию Вербум Каро, потому что он происходил из деревни с таким

названием, отличался безупречной храбростью, но сметки у него было не

больше, чем у разъяренного быка. С ним Кармело выбрался к морю в стал

искать судно, которое перевезло бы его в Сардинию. Но несмотря на всю

осмотрительность, которой сопровождалась эта попытка, капитан судна их

обманул и выдал береговым таможенникам, как контрабандистов. Вербум Каро

защищался как лев и достался врагам полумертвым. Кармело был ранен довольно

легко. Обоих препроводили на ближний форт, где передали отряду campieri.

Среди солдат нашлись двое, опознавшие двойника Пиччинино, будто уже

виденного ими в одной стычке на другом конце острова. Они заявили об этом

городским властям в Чефалу - и началось великое ликование, что наконец-то

изловлен знаменитый начальник грозной банды. Настоящего Пиччинино сочли за

одного из сообщников, как ни настаивал Вербум Каро, что знает его всего дня

три и что это молодой рыбак, желавший вместе с ним переплыть в Сардинию по

своим делам. В любом другом случае присутствие духа и умение притворяться

помогли бы Кармело добиться освобождения, но сейчас повсюду царило

беспокойство. Его решено было отправить в Катанию вместе с его опасным

товарищем, где, мол, и разберутся в деле. Их передали отряду жандармов,

которые повели их в Катанию по тропам, спускающимся по внутренней стороне

гор к главной дороге, что казалось безопаснее.

Однако в окрестностях Сперлинги солдаты подверглись нападению

разбойников, уже проведавших о захвате обоих Пиччинино; они чуть не

освободили пленников, но непредвиденное подкрепление, явившееся на помощь

солдатам, все же обратило разбойников в бегство. Как раз во время этой

стычки Пиччинино ловко швырнул в сторону приготовленное заранее на всякий

случай письмо с завернутым в него камешком. Малакарне, которого Пиччинино

приметил среди разбойников, пытавшихся освободить их, был человек

энергичный, сообразительный и преданный, из старинных головорезов его отца,

и притом верный друг фра Анджело. Письмо было подхвачено и доставлено по

адресу вместе с ценнейшими подробностями.

Вполне обоснованно опасаясь попытки освободить Пиччинино в горах

Небродичи, чефалусские власти постарались скрыть, насколько важны

захваченные пленники, и конвой был отправлен без лишнего шума. Все же

власти послали нарочного в Катанию с просьбой выслать навстречу отряд

швейцарских стрелков; предполагалось, что конвой остановится в Сперлинге и

будет там поджидать их. Горные разбойники подстерегли и убили курьера;

прочтя послание, они убедились, что пленник действительно их начальник, и,

как мы видели, попытались вырвать его их рук стражи.

Неудача этой попытки не обескуражила их. От Кармело, от него одного

зависела их судьба. Его умное руководство, его энергия, то дикий, то

рыцарственный дух справедливости, которым он руководствовался, управляя

ими, огромное обаяние его имени и личности, - все это делало его особу и

священной и необходимой для них. Среди них и среди множества горцев,

которые не знали его в лицо и не служили непосредственно под его началом,

но не раз обменивались с ним и его приспешниками разными взаимными

услугами, царствовало единодушное мнение, что умри Пиччинино - и профессия

разбойника станет невозможной, а героям разбойничьих приключений не

останется ничего другого, как идти побираться.

И вот Малакарне собрал кое-кого из своих товарищей у Сперлинги и

ухитрился передать обоим Пиччинино, что им надо притвориться хворыми, чтобы

возможно дольше задержаться там. Это оказалось нетрудным, так как Вербум

Каро был тяжело ранен; к тому же при стычке в горах, когда он делал

отчаянные попытки разорвать свои путы, его рана раскрылась, и он снова

потерял столько крови, что его пришлось на руках нести в Сперлингу. Да и

сами campieri знали, как важно доставить его живым, чтобы постараться

вырвать у него сведения об убийстве Нинфо и деятельности банды.

Приняв свои меры, Малакарне приказал товарищам, которых было всего

восьмеро, держаться наготове, а сам, предварительно обрив бороду, чтобы его

не узнали, верхом на коне убитого курьера непр

Винецианская штукатурка

Декоративные отделки из Италии: венецианская штукатурка, "марсельский воск", "лувр", "короед", мармарино, отточенто, обои. Комплексные работы по декорированию коттеджей 8 067 500 88 17


ямик проехал через эту

местность до самого Бель-Пассо. По дороге всем, на кого он мог положиться,

он приказывал тоже вооружаться и поджидать его возвращения. Вдвоем с фра

Анджело они шесть часов провели в предгорьях Этны, собирая других

разбойников, и на вторую ночь по прибытии пленников в Сперлингу десятка два

людей, решительных и привычных к такого рода схваткам, поднимались к

крепости, а некоторые засели у подножия скалы, на которой она стояла.

Сверх того, для руководства экспедицией подоспели фра Анджело, молодой

князь Кастро-Реале и верный Маньяни. Первый был здесь в качестве

начальника, потому что, как никто другой, знал эти места и в лучшие времена

вместе с Дестаторе брал эту маленькую крепость приступом. Двое других

прибыли в качестве его помощников: это-де преданные делу молодые дворяне,

вынужденные действовать скрытно, но богатые и имеющие силу. Таковы были

объяснения фра Анджело, прекрасно понимавшего, что не только расчет, но и

воображение движет людьми, которые ведут борьбу с законом.

Фра Анджело и его друзья спешились, чтобы пробраться между отвесных

скал возле Сперлинги, и тут только могли пересчитать своих людей; им

сказали, что поблизости держатся вразброс еще десятка два крестьян, эти

осторожные союзники поддержат их, как только подойдет удачный момент. Были

это все люди мстительные и горячие, они натерпелись от врагов всякого зла,

жаждали рассчитаться с ними и, если дело не грозило слишком большой

опасностью, умели свершать свой быстрый и жестокий суд. Однако к тому

времени, когда прибыл монах, часть банды уже начинала терять бодрость.

Лейтенант тех campieri, что стерегли пленных, днем послал в Кастро-Джованни

просьбу о новом подкреплении, и оно должно было прибыть к рассвету. Офицер

этот очень беспокоился, видя, что швейцарские наемники, которых он поджидал

с нетерпением, все не идут. Настроение крестьян в округе тоже не вселяло

уверенности! Быть может, лейтенант прослышал о каких-нибудь передвижениях

разбойников в горном районе и об их сношениях с иными горожанами. Наконец,

он попросту боялся (а это монах считал бы уже залогом победы!) и дал приказ

выступать в тот же день, предпочитая, по его словам, увидеть, как этот

негодяй Пиччинино отдаст душу дьяволу по дороге, чем допустить, чтобы его

честных солдат передушили в крепости, не имевшей ни крепких ворот, ни

оборонных стен.

Быть может, офицер достаточно понимал по-латыни, чтобы прочитать над

входом древнего нормандского замка, где они укрылись, пресловутый девиз,

который французы-туристы читают с любовью и признательностью: "Quod Sicilis

placuit, Sperlinga sola negavit"*. Известно, что Сперлинга была

единственной крепостью, отказавшейся выдать анжуйцев в час Сицилийской

вечерни, но сколько бы признательности ни испытывали к этой твердыне наши

соотечественники-французы, верно то, что Сперлинга не совершила тогда акта

патриотизма** и что если лейтенант campieri считал неаполитанское

правительство желанным в Сицилии, он должен был видеть в этом "negavit"

крепости Сперлинга вечную угрозу, которая могла возбудить в нем суеверный

страх.

______________

* Хотя Сицилия укрощена, Сперлинга одна не сдается (лат.).

** Как бы с точки зрения пользы для страны ни было дурно

гостеприимство, оказанное французам в замке Спеллинга, оно вызывает

восхищение проявленной при этом дружеской преданностью и стойкостью. И

беглецы и их защитники умирали в крепости с голоду, не сдавались до конца.

(Прим. автора.)



Итак, подмоги из Кастро-Джованни ждали с минуты на минуту. Осаждавшие

оказались бы между двух огней. Некоторым из них уже мерещилось появление

швейцарцев, а швейцарский солдат нагоняет ужас на сицилийца. Эти закаленные

и безжалостные сыны Гельвеции, чья корыстная служба у королевских:

правительств - стыд и позор для их республики, побивают без различия всех,

кого встречают, и тот campiere, кто поколеблется высказать ту же храбрость

и ярость, что швейцарцы, первым падет под пулями наемников.

Поэтому разбойникам внушали страх и те и другие. Но фра Анджело

рассеял колебания разбойников несколькими фразами, полными сурового

красноречия и беспримерной отваги. Обратившись сначала с горячей укоризной

к тем, кто предлагал подождать, он объявил, что пойдет один со своими

"двумя князьями", и пусть его убьют под стенами форта, чтобы потом по всей

Сицилии говорили: "Двое знатных юношей и один монах - только они старались

освободить Пиччинино. Сыны гор видели это и не шевельнули пальцем. Тирания

торжествует: народ Сицилии стал труслив".

Малакарне поддержал его, заявив, что тоже пойдет на смерть. "А вы, -

сказал он, - ищите себе другого начальника и делайте что хотите".

Теперь никто не колебался, ведь у этих людей нет середины - либо

крайнее малодушие, либо необузданная ярость. Едва завидев, что они

двинулись, фра Анджело воскликнул: "Пиччинино спасен!" Микеле удивился, что

он может так верить в мужество людей, за минуту до этого столь нетвердых,

но вскоре увидел, что капуцин знал их лучше.





LI



КАТАСТРОФА



Тема: Винецианская штукатурка
Декоративные отделки из Италии: венецианская штукатурка, "марсельский воск", "лувр", "короед", мармарино, отточенто, обои. Комплексные работы по декорированию коттеджей 8 067 500 88 17
ногам, это ничуть не рас-

сердило и не удивило делавара. Он просто стоял наготове с карабином в

руке и следил, не скрывается ли за этим вызовом какая-нибудь ловушка.

Зверобой окликнул делавара, и тот, быстрый, как мысль, бросился в пирогу

и убрал весла прочь. Непоседа пришел в ярость, видя, что его лишили воз-

можности преследовать мальчика. С шумными угрозами он приблизился к ин-

дейцу, и даже Зверобой на миг стало страшно при мысли о том, что может

произойти. Марч уже поднял руки, стиснув свои огромные кулаки. Все ожи-

дали, что он опрокинет делавара на пол. Зверобой не сомневался, что за

этим последует неминуемое кровопролитие. Но даже Непоседа смутился, уви-

дев непоколебимое спокойствие вождя. Он понял, что такого человека

нельзя оскорбить безнаказанно. Весь свой гнев он обратил поэтому на Зве-

робоя, которого не так боялся. Неизвестно, чем закончилась бы ссора, но,

к счастью, она не успела разгореться.

- Непоседа, - произнес мягкий и нежный голос, - грешно сердиться, бог

этого не простит. Ирокезы хорошо обращались с вами и не сняли вашего

скальпа, хотя вы с отцом сами хотели сделать это с ними.

Давно известно, какое умиротворяющее действие оказывает кротость на

бурные порывы страсти. К тому же Хетти своей недавней самоотверженностью

и решительностью внушила к себе уважение Непоседы, которым прежде не

пользовалась. Возможно, что ее влиянию способствовало и заведомое слабо-

умие, так как оно исключало какое-либо сомнение в чистоте ее намерений.

Впрочем, каковы бы ни были в данном случае причины, следствия вмеша-

тельства Хетти не замедлили сказаться. Вместо того чтобы схватить за

горло своего недавнего спутника, Непоседа повернулся к девушке и излил

ей свое огорчение.

- Обидно, Хетти, - воскликнул он, - сидеть в кутузке или попусту го-

няться за бобрами и нигде не находить их, но еще обиднее поймать ка-

кую-нибудь зверюгу в расставленный тобой же капкан, а потом видеть, как

она оттуда выбирается! Если считать на деньги, то шесть первосортных

шкур уплыли от нас на бревнах, в то время как достаточно двадцати хоро-

ших ударов веслом, чтобы догнать их. Я говорю: если считать на деньги,

потому что мальчишка сам по себе не стоит ни одной шкуры... Ты подвел

товарища, Зверобой, позволив такой добыче ускользнуть от моих пальцев,

да и твоих тоже.

Зверобой ответил ему спокойно, но так твердо, как позволяют человеку

только врожденное бесстрашие и сознание собственной правоты:

- Я совершил бы большую несправедливость. Непоседа, если бы поступил

иначе, и ни ты и ни кто другой не имеет права требовать этого от меня.

Парень явился сюда по законному делу, и последний краснокожий, который

бродит по лесу, счел бы для себя позором не оказать уважение званию пос-

ла. Но он уже далеко, мастер Марч, и не стоит спорить, как две бабы, о

том, чего уже нельзя изменить.

Сказав это. Зверобой отвернулся, как человек, принявший решение не

тратить слов по-пустому, а Хаттер потянул Непоседу за рукав и увел его в

ковчег. Там они долго сидели и совещались. Тем временем индеец и его

друг тоже о чем-то таинственно беседовали.

До появления звезды оставалось еще часа три или четыре, но Чингачгуку

не терпелось поделиться со Зверобоем своими планами и надеждами. Джудит

тоже пришла в более кроткое расположение духа и внимательно слушала бе-

зыскусственный рассказ Хетти обо всем, что случилось с нею после того,

как она высадилась на берег. Лес не очень пугал девушек, воспитанных под

его сенью и привыкших ежедневно глядеть с озера на его пышную громаду

или блуждать в его темных чащах. Но старшая сестра чувствовала, что не

осмелилась бы пойти одна в индейский лагерь. Хетти мало рассказывала об

Уа-та-Уа. Она упомянула лишь о доброте и приветливости делаварки и об их

первой встрече в лесу. Но тайну Чингачгука Хетти оберегала так умело и с

такой твердостью, что многие гораздо более умные девушки могли бы ей по-

завидовать.

Когда Хаттер вновь появился на платформе, все умолкли.

Старик собрал вокруг себя всех и вкратце рассказал о том, что он на-

мерен предпринять. Хаттер полностью одобрил план Зверобоя покинуть на

ночь "замок" и искать приюта в ковчеге. Он, как и все остальные, считал,

что это единственный надежный способ избежать гибели. Раз уж дикари за-

нялись постройкой плотов, они, несомненно, попытаются овладеть "замком".

Присылка окровавленных палочек достаточно ясно свидетельствовала о том,

что они верят в успешный исход этой попытки. Короче говоря, старик ду-

мал, ч

Винецианская штукатурка

Декоративные отделки из Италии: венецианская штукатурка, "марсельский воск", "лувр", "короед", мармарино, отточенто, обои. Комплексные работы по декорированию коттеджей 8 067 500 88 17


то наступающая ночь будет решающей, и просил всех возможно скорее

приготовиться к тому, чтобы покинуть "замок" по крайней мере на некото-

рое время, если не навсегда.

Когда Хаттер умолк, все торопливо, но тщательно начали готовиться в

путь. "Замок" заперли уже описанным выше способом; вывели из дока пироги

и привязали их к ковчегу; перенесли в каюту кое-что из необходимых ве-

щей, еще остававшихся в доме, погасили огонь и затем перебрались на суд-

но.

От близкого соседства прибрежных холмов, поросших соснами, ночь каза-

лась гораздо темнее, чем это обычно бывает на озерах. Только на самой

середине водной поверхности тянулась более светлая полоса; берега же то-

нули во мраке, потому что там ложились тени, отбрасываемые холмами. От-

мель и "замок", стоявший на ней находились в более светлой полосе, но

все-таки ночь была так темна, что ковчег отплыл совершенно незаметно.

Наблюдатель, находившийся на берегу, не мог бы видеть судна еще и пото-

му, что оно двигалось на фоне темных холмов, которые тянулись по гори-

зонту во всех направлениях. На американских озерах чаще всего дует за-

падный ветер, но так как горы образуют здесь многочисленные извилины, то

сплошь и рядом трудно определить действительное направление воздушных

потоков, ибо оно изменяется на коротких расстояниях и через небольшие

промежутки времени. Это относится главным образом к легким колебаниям

атмосферы, а не к постоянно дующим ветрам. Однако, как известно, в го-

ристых местностях и в узких водных бассейнах порывы сильного ветра тоже

бывают неустойчивы и неопределенны.

На этот раз, как только ковчег отвалил от "замка", даже сам Хаттер не

решился бы сказать, в какую сторону дует ветер. Обычно в таких случаях

направление ветра определяют, наблюдая за облаками, плывущими над верши-

нами холмов. Но теперь весь небесный свод казался одной сплошной сумрач-

ной громадой. В небе не было видно ни единого просвета, и Чингачгук на-

чинал серьезно опасаться, что отсутствие звезды помешает его невесте

вовремя явиться на место условленной встречи. Хаттер между тем поднял

парус, видимо, с единственным намерением отплыть подальше от "замка",

потому что оставаться в непосредственном соседстве с ним было опасно:

Когда баржа начала повиноваться рулю и парус как следует раздулся, выяс-

нилось, что ветер дует на юго-восток. Это соответствовало общим желани-

ям, и судно почти час свободно скользило по озеру. Затем ветер переме-

нился, и ковчег стало понемногу относить в сторону индейского лагеря.

Зверобой с неослабным внимание следил за всеми движениями Хаттера и

Непоседы. Сначала он не знал, чему приписать выбор направления - случай-

ности или обдуманному намерению, теперь же он был уверен во втором. Хат-

тер прекрасно знал свое озеро, и ему легко было обмануть всякого, не

привыкшего маневрировать на воде. Если он действительно затаил намере-

ние, о котором подозревал Зверобой, то было совершенно очевидно, что не

пройдет и двух часов, как судно очутится в какой-нибудь сотне ярдов от

берега, прямо против индейской стоянки. Но еще задолго до того, как ков-

чег успел достигнуть этого пункта, Непоседа, знавший немного по-алгон-

кински, начал таинственно совещаться с Чингачгуком. О результате этого

совещания молодой вождь сообщил затем Зверобою, который оставался холод-

ным, чтобы не сказать враждебным, свидетелем всего происходящего.

- Мой старый отец и мой юный брат, Высокая Сосна (так делавар прозвал

Марча), желают видеть скальпы гуронов на своих поясах, - сказал Чингач-

гук своему другу. - Для нескольких скальпов найдется место и на кушаке

Змея, и его народ станет искать их глазами, когда он вернется в свою де-

ревню. Нехорошо, если глаза их долго будут оставаться в тумане, они

должны увидеть то, что ищут. Я знаю, у моего брата белые руки; он не за-

хочет вредить даже мертвецу; он будет ждать нас. Когда мы вернемся, он

не закроет своего лица от стыда за друга. Великий Змей могиканин должен

быть достоин чести ходить по тропе войны вместе с Соколиным Глазом.

- Да, да, Змей, я вижу, как обстоит дело. Это имя ко мне прилипнет, и

когда-нибудь я буду зваться Соколиным Глазом, а не Зверобоем. Ладно, ко-

ли человеку достается такое прозвище, то как бы ни был он скромен, он

должен принять его. Что касается охоты за скальпами, то это соответству-

ет твоим обычаям, и я не вижу тут ничего худого. Только не будь жесток,

Змей, не будь жесток, прошу тебя. Право, твоя индейская честь не понесет

никакого ущерба, если ты проявишь капельку жалости. Ну, а что касается

старика, отца этих молодых девушек, которому не мешало бы иметь лучшие

чувства, и Гарри Марча, который - Сосна он или не Сосна - мог бы прино-

сить плоды, более приличные христинскому дереву, то я предаю их в руки

бледнолицего бога. Если бы не окровавленные палочки, никто из вас не

посмел бы выступить сегодня ночью против мингов: это значило бы обесчес-

тить нас и замарать нашу добрую славу. Но тот, кто жаждет крови, не дол-

жен роптать, если она проливается в ответ на его призыв. Однако не будь

жесток, Змей! Не начинай своего поприща воплями женщин и плачем детей!

Веди себя так, чтобы Уа-та-Уа улыбалась, а не плакала, когда встретится

с тобой. Ступай, и да хранит тебя Маниту!

- Алгоикииы - общее наименование многочисленных инд

Тема: Винецианская штукатурка
Декоративные отделки из Италии: венецианская штукатурка, "марсельский воск", "лувр", "короед", мармарино, отточенто, обои. Комплексные работы по декорированию коттеджей 8 067 500 88 17

Другие объявления из раздела "Строительство, ремонт":

 
Бесплатная доска справок о товарах и услугах в области строительства, ремонта

Все рекламные обьявления размещены частными лицами и организациями. Администрация сайта не несет ответственности за содержание и достоверность представленной в обьявлениях информации. По всем вопросам касательно доски справок обращайтесь к администратору через форму обратной связи.

Полезные сайты